недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

Особенности национальной подсветки: что не так с освещением в Москве?

3 538 2
Особенности национальной подсветки: что не так с освещением в Москве?
«Световая агрессия» – так дизайнеры отзываются о нынешней подсветке, заливающей разноцветным кислотным сиянием город. А экологи говорят о ядовитом, вредном для флоры и фауне, освещении.

Освещение Москвы – один из самых спорных вопросов последних лет. Многие считают, что город стал ярче и наряднее, другие в ужасе смотрят на северное сияние Бульварного кольца и кислотные Воробьевы горы. Светодизайнеры говорят, что такое цветовое решение лишено эстетики и вкуса, а экологи – что однозначно вредит. ЦИАН.Журнал попытался выяснить, как же вышло, что цвет и свет стали во вред.

 А что, собственно, происходит?

В 2008 году столичная мэрия приняла Концепцию единой светоцветовой среды Москвы. «Белый заливающий свет подчеркнет историко-градостроительную и общественную значимость объектов, — говорил тогда руководитель департамента топливно-энергетического хозяйства Евгений Скляров. — Преобладанием тепло-белого света будут выделяться Кремль, другие объекты Красной площади и Китай-города, охватывающего их полукольца улиц и площадей. Оттенками холодно-белого света могут обозначаться историческая граница Белого города — Бульварное кольцо, набережные рек Москва и Яуза».

Про слепящее разноцветие Скляров, кстати, не сказал ни слова.

 

Уже в 2017 году столичные власти радостно сообщили, что Москва вошла в пятерку самых освещенных городов мира. С 2010 года город стал светлее на 40%.

Юрий Медведев – практикующий светодизайнер с 20-летним опытом работы и преподаватель модуля «Освещение общественных пространств» курса «Световой дизайн» Московской архитектурной школы (МАРШ). Десятилетие назад, вспоминает эксперт, брезжила надежда, связанная именно с принятой Концепцией, согласно которой практика раздельного проектирования дорожного, архитектурного и ландшафтного освещения должна была уйти в прошлое. Взамен предполагалось применять системный и комплексный подход.

«Воодушевленные этими прогрессивными идеями светодизайнеры уже были готовы броситься отрисовывать 150 самых ценных московских светопанорам. Но экономика подвела – цены на нефть перестали падать, а когда есть деньги в бюджете – не до художеств. Концепцию забросили (не для того же её принимали, чтобы выполнять, есть дела и поважнее).

«Наскоро набросали списки объектов, подлежащих освещению (архитекторов не спрашивали, спросишь их – будут год решать; электрики из Моссвета за неделю справились), раздали подрядчикам – и вперёд, включай пилу! А ненарисованные светопанорамы так и остались лежать и ждать следующего кризиса. Одна надежда – он ведь не за горами». 

Юрий Медведев светодизайнер 

«Особенности национальной подсветки», – именно так Медведев охарактеризовал организацию освещения в Москве. Собеседник ЦИАН.Журнала говорит, что световая агрессия не ограничивается центром города – власти решили подсвечивать и безликие многоэтажки. При этом, судя по тендерам, тратятся миллиарды рублей.

«Есть, конечно, немало эффектно освещенных зданий и сооружений, особенно среди коммерческих объектов, но в большинстве случаев архитектурное освещение избыточно по яркости, – признает Медведев. – Причины этого понятны: иначе здания рискуют затеряться в сильно зашумлённой световой среде. Поэтому иногда «жемчужины» можно найти вне исторического центра города – например, фабрика «Большевик» или отель Hilton Double Tree на Ленинградке. Но из эффектных объектов, увы, не складываются световые ансамбли и не получается гармоничная среда».

Фабрика «Большевик» 

По его словам, в последние годы (и даже десятилетия) в развитых странах городское освещение разворачивается к человеку и к природе, и вместе с этим становится гораздо сдержаннее, осмысленнее и дружелюбнее. Уходят в прошлое демонстративное потребление, излишняя яркость, ненужное украшательство. Жители городов начинают осознавать ценность сбалансированного освещения, когда важен не только свет, но и темнота, когда каждый излученный люмен попадает туда, где он нужен, а не впустую рассеивается в пространстве.

важен не только свет, но и темнота

«Это такая культурная революция в освещении, революция гораздо более важная, чем любая технологическая, ведь известно, что технологии в отсутствии ценностных ориентиров ведут по плохой дороге» – говорит Медведев.

У Москвы на это 5 причин 

У светодизайнеров и крупнейших мировых производителей светового оборудования есть теория (или, если угодно, принципы проектирования) под названием Human Centric – она утверждает, что свет способен влиять на здоровье и производительность человека. Дословно Human Centric переводится как «человекоориентированный свет». Так что на выходе получается, что это свет, который комфортен для человека и который соотносится с нашими биоритмами. Это не теория, а скорее принципы проектирования, с учётом потребностей и особенностей восприятия человека.

Юлия Жаркова, управляющий партнёр и генеральный директор бюро светодизайна «Культура света», говорит, что во всем, что касается архитектурного освещения и освещения общественных пространств, выезжающие заграницу россияне привыкли восторгаться Европой: там все со вкусом и изящно интегрировано в архитектуру и в исторический контекст, все отвечает принципам Human Centric и все соразмерно масштабу человека.

«А потом возвращаешься в Москву и наблюдаешь махровую азиатчину – как в Гонконге 10-15 лет назад, но в худшем исполнении: света и цвета в десятки раз больше, чем нужно, и он нещадно слепит. При этом цветной свет диссонирует с цветом отделки фасадов (как на фасаде музея Истории современной России на Тверской)…».

Юлия Жаркова управляющий партнёр и генеральный директор бюро светодизайна «Культура света» 

Музей Истории современной России

Жаркова считает, что на есть несколько причин. 

Как ни грустно, первая из них связана с отсутствием вкуса у ответственных за освещение людей. По мнению светодизайнера, для них выгода важнее, чем даже слАва. При этом в профессиональных кругах очень мало известно о тех, кто «придумал цветную какофонию на Бульварном кольце и Воробьевых горах, говорит Жаркова. В этом вопросе с ней солидарны ее коллеги (например, Валерия Горелова, ведущий светодизайнер YARKO lighting design studio).

 

«Многие из нас хотели бы знать, кто эти люди, и посмотреть им в глаза».

Валерия Горелова, ведущий светодизайнер YARKO lighting design studio 

Еще одной причиной Жаркова указывает отсутствие профессиональных схем взаимодействия «заказчик-проектировщик» и «строитель-проектировщик». Проектировщик хочет сделать красивое и комфортное пространство, а заказчик/строитель хочет зарабатывать деньги. Почему для них желание проектировщика должно быть важнее их заработка? По словам Жарковой, это риторический вопрос.

За второй причиной тянется и третья: отсутствие схемы контроля за реализацией проектов городского освещения, и отсутствие ответственности за плохие проекты.

«Есть Москомархитектура (МКА), с которой необходимо согласовывать проекты архитектурного освещения, там работают очень грамотные и квалифицированные люди, у которых не очень просто получить согласование. Но реальных рычагов воздействия на заказчиков и строителей, чтобы те делали освещение по согласованному проекту, у МКА нет». 

Юлия Жарковауправляющий партнёр и генеральный директор бюро светодизайна «Культура света»

В качестве четвертой причины эксперт отмечает «полновластие и косность эксплуатирующих организаций», которые берут на баланс установки городского освещения, и которые на стадии согласования проектной документации зарубают нестандартные современные решения по освещению.

И, наконец, пятой причиной проблемы Юлия Жаркова считает импортозамещение в понимании государственной экспертизы и абсолютное нежелание рассматривать компромиссные решения.

«Это рождает появление российских компаний-производителей, которые бессовестно копируют импортное осветительное оборудование. Правда, копирование касается, в основном, внешнего вида (в лучшем случае), а не конструктивных и технических характеристик. Те же российские производители, которые вкладываются в технологию и качество своих приборов, на выходе получают хорошие светильники, но по цене, вполне сопоставимой с европейской. И проигрывают тендеры беспринципным самодельщикам».

Луч света

«Многие вещи, которые делают по программе «Мой двор» и «Моя улица», делают хорошо. Уличный свет на дорогах и во дворах меняют на светодиодный, а это априори лучше старых источников света. И температура света 3000К (тёплый белый свет) во дворах хорошо работает на создание уютной атмосферы», – признает Юлия Жаркова.

По словам светодизайнера, хорошие моменты в текущей ситуации все-таки есть. В частности, с профессиональной точки зрения ей нравится АХП (архитектурно-художественная подсветка) в парке «Зарядье» и в башне «Эволюция» в «Москва-Сити» – Юлия считает, что это очень грамотный и красивый проект.

ММДЦ «Москва-Сити», башня «Эволюция»

«Да и нам, в «Культуре света», несмотря на сложности, удаётся хорошие проекты реализовывать. Когда на бульварах монтировали цветной свет в 2017 году, мы как раз рядом заканчивали проект «Огородная слобода», и я считаю, что он отлично уложился в концепции Human Centric». 

Судя по фото, обыватель может решить, что плохо в городе выглядит все, что выходит из привычной бело-желтой палитры: салатовому и фиолетовому в Москве не место. Это не совсем так, объясняет Жаркова. Фиолетово-розовые оттенки достаточно естественны – это, например, закат. Но в городе, особенно в историческом центре, всегда есть окружающий контекст.

«Вот пример с музеем: это памятник русского классицизма, там был центр общественной жизни русского дворянства, Английский клуб, про него Пушкин в Евгении Онегине писал! У него очень характерный красный цвет фасадов, который раньше подсвечивали тёплым белым светом. Фиолетовый цвет подсветки его просто уродует. Поэтому всему свое место, а цветной свет можно использовать только очень аккуратно!».

Экология в опасности

Во многих городах наиболее актуальными аспектами организации пространства становятся этика, эмпатия и инклюзивность. Иными словами, это честное, без манипуляций, отношение к пользователю, внимание к его потребностям. При этом власть ведет активный диалог с городским жителем, говорит бывший эколог, а ныне светодизайнер Влад Обласов.

«В Москве тематика и состав как временных фестивалей, так и фундаментальных градостроительных решений зачастую преподносится жителям города в принудительном порядке. Подобная практика касается и с освещения общественных пространств. Насколько мне известно, жители Воробьёвых гор были против комплексной реконструкции локального парка. Тем не менее, сейчас мы можем наблюдать эту гипертрофированную иллюминацию набережной, которая напрямую влияет на флору и фауну природного заповедника».

Воробьевы горы переливаются всеми цветами радуги. Что очень вредно для местных птиц, утверждают экологи.

С другой стороны, рассуждает Обласов, большинство россиян не обладают широкой насмотренностью в восприятии города и не могут сравнивать происходящие в Москве с мировым опытом. Соответственно, о качественном освещении никто не думает, многие привыкли обходиться тем, что есть.

Как эколог, Обласов подтверждает, что излишнее освещение наносит вред московской экологии.

«На самом деле, несмотря на то, что зоологии и орнитологи уже сейчас фиксируют изменения биосостава территорий с ядовитым освещением (в буквальном смысле), более серьезные трансформации нам еще предстоит наблюдать в течение ближайших 2-3 лет», – говорит Обласов.

Если не брать в расчет вред человеку, то световое загрязнение очень сильно воздействует и на животный состав города. Избыточный городской свет влияет на миграцию перелетных птиц: транзитные стаи теряют ориентир, а локальные ищут новые более укромные места. Отсутствие птиц проводит к возрастанию популяции насекомых, некоторые из которых, например, могут проникнуть к нам в дома и занести различные инфекции. Фонари и вывески привлекают множество летающих насекомых, в том числе мотыльков. От их опыления зависит цветение различных растений.

«Здесь мы прослеживаем взаимосвязь флоры и фауны, когда гибель одних напрямую влияет на жизнь других», – объясняет собеседник ЦИАН.Журнала.

Три опасности переосвещения
  1. Использование приборов высокой мощности как в городской среде, так и в интерьерном освещении влечет за собой увеличение энергопотребления. Это в разы увеличивает выброс углекислого газа и не только загрязняет воздух, но и провоцирует неблагоприятные климатические изменения.
  2. Многие уличные источники света не имеют специальной оптики или шторок, поэтому свет бесконтрольно распространяется на 120 и более градусов от источника. Это провоцирует гибель наземных и водных животных, насекомых и растений, что пагубно влияет на экологию в целом.
  3. Для людей переосвещённость в первую очередь опасна сбоем циркадных ритмов (за счет уменьшения выработки мелатонина и повышением кортизола). Повышается риск заболевания раком. Растёт смертность от инсультов и сердечных приступов.

Валерия Горелова, ведущий светодизайнер YARKO lighting design studio

Подробно негативными последствиями переосвещения занимается Международная ассоциация темного неба (IDA) – Darksky, миссия которой заключается в сохранении и защите окружающей среды в ночное время.

«Во всем мире профессионалы-проектировщики объединяются, создают организации, которые сотрудничают с городскими властями, участвуют в обсуждении и согласовании проектов, контролируют реализацию проектов. В России сейчас уже есть такие профессионалы, есть вузы, которые готовят новых. Думаю, нам надо занимать более активную позицию, создавать объединение светодизайнеров, сотрудничать с экспертными и согласующими организациями города, с МКА, проводить совместные семинары, воркшопы, общественные слушания – делать все возможное, чтобы в Москве и в России реализовывались красивые и современные проекты освещения», – резюмирует Юлия Жаркова.

Фото: фотосток, moscow.arttube.ru 

Комментарии 2
fint Good11 сентября 2019, 17:50

Как это ни печально, но все, за что беруться наши чиновники, превращается в...
Согласен с огромной проблемой освещения в центре Москвы. Бульварное кольцо и набережная на Воробьевых горах имеют ужасное световое оформление. Все потому, что не дают это делать и проектировать профессионалам. Главное это распилить и отмыть.

Ответить
Ирина Чернова Бургер11 сентября 2019, 21:21

Приезжаю в Москву из западной Европы, с иностранцами, 3-4 раза в год, все без исключения гости восхищаются московской подсветкой. Впрочем, у неких зарубежных товарищей, по отношению к Москве, заметен такой новый феномен, как зависть (fint Good, открой личико). Легко объяснимо, почитаем (еще в статье 2010 г., из tagesspiegel.dе, есть в интернете, на немецком): "Берлин. На тротуарах и площадях Германии темнеет. Электричество стоит дорого, и у городов и поселков больше нет денег на уличное освещение. Муниципалитеты также хотят сократить дефицит в молодежных центрах, закрыть бассейны, сократить расписание автобусов и поездов или сократить количество предлагаемых услуг по уходу за детьми. Это результат репрезентативного опроса аудиторской фирмы Ernst & Young среди 300 населенных пунктов. 60% муниципалитетов планируют сократить льготы. В то же время 84% хотят повысить налоги и сборы. Петра Рот (ХДС), президент Немецкой ассоциации городов, оценивает дефицит только муниципалитетов за текущий год в 15 миллиардов евро. 68% описали свое финансовое положение как плохое или очень плохое, и каждый третий город Германии не сможет представить сбалансированный бюджет в этом году…" Думаете, в 2019 г. лучше стало?? Все усугубляется. Проживая в Западной Европе, я вижу воочию, как с каждым годом все хуже и хуже освещены города в Германии, во Франции, не говоря уже об Италии, где на улицах средневековых городов вообще черная ночь по вечерам, только ноги ломать на брусчатке. Отсюда и заголовки о ядовитом освещении.

Ответить
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru